MOD XCF — 1 — боевая стамеска

Ножи, выделяющиеся из общей массы своей конструкцией или формой, всегда привлекали мое внимание. В большинстве случаев при ближайшем рассмотрении такой необычный нож оказывается, к сожалению, всего лишь плодом фантазии дизайнера, задавшегося целью сделать модель, непохожую на другие. Однако изредка встречаются конструктивные решения, привносящие что-то действительно новое. Примером такой функционально обоснованной конструкции может служить нож XSF-1 канадского мастера Брента Бешара.

Говоря о любом ноже, а уж тем более о таком необычном, как XSF-1, я считаю необходимым хотя бы вкратце познакомить читателей с создателем ножа. Ведь именно его жизненный путь, приобретенные навыки и практический опыт позволили ему создать столь необычный нож: Брент Бешара 20 лет отслужил в вооруженных силах Канады. После шести лет службы в пехоте Брент был переведен в рекогносцировочное подразделение. Спустя три года он прошел отборочное тестирование и перешел в войска специального назначения. По окончании курса базовой подготовки Бешара выбрал специальность сапера-водолаза. Погружения на большую глубину и минно-взрывное дело стали его профессией на следующие 11 лет. В настоящее время Бешара работает инструктором по разминированию.

Увлечение ножами началось в 2000 году, когда на совместной операции с полицией Бешара увидел у одного из бойцов отряда SWAT на ноге нож и поинтересовался маркой. В ответ он узнал, что это нож ручной работы, изготовленный на заказ мастером Уолли Хейзом из Онтарио. Необходимо отметить, что ножи Хейза весьма популярны у представителей силовых ведомств Канады и США. По просьбе Брента офицер SWAT познакомил его с Хейзом. Как вспоминает Бешара: «До встречи с Хейзом я считал, что все ножи делают на фабриках». До окончания контракта с вооруженными силами Бренту оставалось всего 4 года, и он уже задумывался над тем, чем будет заниматься дальше. Бешара увидел в создании ножей не просто хобби, а будущую работу. Он несколько лет обучался у Уолли Хейза основам создания ножей. Влияние Хейза видно во многих элементах ножей Бешара: от пристрастия к стамесочной заточке и намотке рукоятей на японский манер до выбора стали O-1 и метода ее зонной закалки.

В 2002 году, еще до увольнения из вооруженных сил, Бешара основал фирму Besh Knives.

Брент арендовал подвальное помещение, бывшее до этого картофельным складом, и оборудовал его станками и системой вентиляции. Besh, сокращение от фамилии Бешара, является его кличкой, полученной еще в первые годы службы в армии.

При конструировании ножей Бешара опирается на свой богатый опыт их применения. Как говорит сам Брент: «Во время службы в вооруженных силах я использовал практически все типы ножей от штыка до водолазного ножа. Я знаю, что мне нравится в ножах, и знаю, что в них не работает.» Во время службы в силах специального назначения Бешара прошел курс обучения технике ближнего боя с использованием ножа на суше и под водой. В дополнение к армейской подготовке Брент много лет изучал боевые искусства кали и арнис, делающие акцент на ножевой бой. Кроме того, Бешара уже более десяти лет изучает южно китайский стиль чжоуцзяцюань, одним из традиционных видов оружия в котором является кинжал. Очевидно, что в результате всех этих занятий Бешара весьма неплохо разбирается в том, как используется нож в ближнем бою.

Создать XSF-1 Бренту помог случай. По заказу одного из сослуживцев он делал обоюдоострый нож и, следуя распространенному у изготовителей ножей методу, вначале сделал спуски на диаметрально противоположных сторонах заготовки. Такой подход снижает риск завалить среднюю линию и упрощает создание симметричного ромбовидного сечения. Спуски на заготовке клинка встретились в районе будущего острия и образовали третье лезвие. Из своего армейского опыта Бешара знал, что наиболее частой поломкой ножа является отколотое острие. У новой формы ножа не было основного слабого места узкого обоюдоострого клинка — тонкого хрупкого кончика. Брент, оценив потенциал новой конструкции, не стал делать остальные спуски, а, закалив и заточив нож, приступил к тестированию. Испытания показали, что нож оправдал надежды. Так появился XSF-1.

Аббревиатура XSF-1, используемая в качестве названия ножа, имеет целых две расшифровки.

Во-первых, это eX Special Forces — то есть «бывший боец сил специального назначения» (именно им является автор ножа). Вторая расшифровка возникает при быстром прочтении названия вслух. Получается нечто созвучное «excessive one», что в переводе означает «чрезмерный» (очевидно, имеется в виду прочность ножа).

Специфическая форма клинка XSF-1 обладает рядом достоинств, за которые, как водится, приходится чем-то расплачиваться. Для узкого обоюдоострого клинка (максимальная ширина 22 мм) нож имеет очень прочное острие, практически не подверженное деформации или сколу. С другой стороны, кончик, сильно смахивающий на заточенную плоскую отвертку, безусловно, уступит кинжальному острию по легкости проникновения в цель при уколе. Испытание колющих свойств XSF-1 было проведено независимо несколькими экспертами. В одном из тестов нож несколько раз втыкали в металлическую бочку, а затем в манекен, одетый в бронежилет. XSF-1 успешно пробивал до 22 слоев кевларовой ткани. Этого было бы вполне достаточно, чтобы пробить бронежилеты 1 класса защиты (по ГОСТ Р 50744-95). Конечно, подобный тест показателен, но во многом субъективен, так как зависит от техники колющего удара и силы человека, наносящего укол. В связи с этим особый интерес представляет исследование возможностей XSF-1, проведенное известным мастером ножевого боя и создателем ножей Майклом Яничем (Michael Janich). Для исключения субъективных факторов из процесса тестирования Янич соорудил из пластиковых труб некое подобие подвешенного к потолку маятника, на конце которого закреплялся испытуемый нож. Янич отклонял маятник на фиксированный угол и отпускал его. Нож, двигаясь под действием силы тяжести, втыкался в закрепленную на его пути мишень, в качестве которой использовался одетый в кожаную куртку манекен из твердого пенопласта. Для объективности при сравнительном тестировании для всех ножей вес конструкции «маятник + нож» с помощью дополнительных грузиков поддерживался неизменным. Как и следовало ожидать, XSF-1 по глубине проникновения в мишень уступил узким обоюдоострым клинкам. По результатам испытания

XSF-1 оказался наравне с клинками типа американских танто и боуи. Тест режущих свойств Янич проводил на той же мишени, но уже без маятника и тому подобных устройств. Чтобы снизить субъективность оценки, Майкл опробовал испытуемые ножи в трех техниках пореза.

При рубящих ударах с потягом XSF-1 резал неплохо, однако уступил большинству других ножей, взятых для сравнения. В порезах, начинавшихся из положения, когда лезвие уже прижато к цели, XSF-1 продемонстрировал очень хорошие результаты, нисколько не проиграв конкурентам и даже превзойдя некоторых из них. В третьем типе порезов, которые наносятся хлестким движением и используют кончик ножа, XSF-1 вышел в лидеры. В техниках наподобие snap cut и back cut (аналог филиппинских приемов виттик и абанико) угловатый кончик ножа позволял легко наносить достаточно глубокие и длинные порезы.

Заточка на каждом из лезвий XSF-1 называется стамесочной из-за специфического профиля: спуск выполнен только на одной стороне клинка. Основное преимущество стамесочного профиля в том, что процесс его заточки проще в освоении и менее трудоемок. Это особенно важно в полевых условиях, когда под рукой нет специального оборудования и максимум того, что доступно — один небольшой брусок. Каждое лезвие XSF-1 точится только с одной стороны до образования небольших заусенцев на режущей кромке с плоской стороны клинка. Для удаления заусенцев клинок кладут плоской стороной на твердый картон и делают ножом движения, напоминающие намазывание масла на бутерброд. В полевых условиях заусенцы можно удалить и на бруске несколькими легкими движениями, главное в том, чтобы не снять много металла с плоской стороны режущей кромки. Чтобы при удалении заусенцев не повредить защитное покрытие, можно приподнять клинок градусов на 5 так, чтобы абразивной поверхности касался только узкий участок вблизи режущей кромки. Стамесочная заточка для хозяйственного ножа была бы не лучшим вариантом, так как вследствие асимметрии клинка в поперечном сечении при разрезании создается уводящая сила, затрудняющая выполнение точного прямого разреза. Однако это нисколько не мешает использовать нож в качестве оружия, а также для решения вспомогательных задач вроде разрезания веревок или затачивания колышков для палатки.

Угол заточки XSF-1 составляет 40 градусов. Безусловно, такое конструктивное решение продлевает жизнь режущей кромке, однако, с точки зрения повышения режущих свойств, можно было бы заточить клинок и под более острым углом. Толщина клинка составляет 6,35 мм. На мой взгляд, так же как и в случае с углом заточки, прочность, поставленная во главу угла, отчасти снижает функциональные характеристики ножа.

Участки серейторной заточки длиной 28 мм расположены вблизи рукояти на обеих сторонах клинка. Существует также вариант XSF-1 с удлиненными до 104 мм зонами серейтора. Профиль серейтора на XSF-1, на мой взгляд, не очень удачный, так как, по сути, он представляет собой ряд выемок с незаточенными краями и склонен рвать, а не резать. Возможно, небольшой участок такого серейтора может пригодиться, чтобы «перепилить» особо упорную веревку сильно затупившимся ножом, однако делать такую заточку на большей части клинка — явный перебор.

XSF-1 впервые был продемонстрирован на выставке Blade Show 2004, где привлек внимание многих посетителей. Стало очевидно, что Бешара не справится с объемом заказов на данную модель. Среди заинтересовавшихся оригинальной конструкцией ножа был и Джим Рей (Jim Ray), основатель компании Masters of Defense. Он предложил Бренту наладить серийный выпуск его модели под маркой MOD.

Клинок серийного XSF-1 изготовлен из инструментальной стали A-2 и закален до твердости 60 HRC. В соответствии с исследованиями, независимо проведенными компаниями Crucible Materials Corporation и Timken Latrobe Steel, данное значение твердости для этой стали является оптимальным. Сталь A-2, закаленная до 60 HRC, прочнее D-2, 154 CM, 440С и CPM S30V, закаленных до этой же твердости. Слабым местом A-2 является сравнительно невысокая износостойкость режущей кромки. Дело в том, что после закалки до 20% металла составляет остаточный аустенит. Для повышения износостойкости клинков из A-2 фирма Masters of Defense применяет специальную технологию закалки с криогенным отпуском. После закалки и первого цикла отпуска клинок помещают в специальную «сухую» криокамеру, исключающую контакт металла с охлаждающим агентом. Клинок охлаждается до — 85 °С со скоростью 4 градуса в минуту, затем до — 190 °С, по одному градусу за минуту. Выдержав клинок при температуре — 190 °С определенное время, переходят к его нагреву, постепенно доводя его температуру до + 150 °С. Клинок выдерживается при достигнутой температуре, затем остужается до комнатной температуры. Одним из основных результатов является переход значительной части остаточного аустенита в мартенсит. Благодаря этому стойкость режущей кромки повышается более чем в 5 раз. Так, например, штампы, изготовленные из A-2 и закаленные обычным образом, выдерживают 40 000 рабочих циклов, а подвергнутые криогенному отпуску — до 250 000 циклов.

Сталь A-2 содержит всего 5% хрома и не является нержавеющей. Клинок XSF-1 защищен от коррозии покрытием DLC (Diamond Like Coating — в переводе — «покрытие, подобное алмазу»). Процесс формирования DLC является одной из передовых технологий защитных покрытий и заключается в нанесении на поверхность металла сверхтонкой (5 микрон) пленки углерода с аморфной кристаллической структурой. Отличительными свойствами DLC являются высокие твердость — 4000Hv (для сравнения покрытие из карбонитрида титана имеет твердость 3000Hv) и прочность, очень низкий коэффициент трения (в 4 раза меньше, чем у карбонитрида титана) и высокая сопротивляемость сколу. По износостойкости DLC превосходит покрытия из карбонитрида титана в 5 раз. Процесс нанесения DLC основан на использовании плазменной установки, размещенной в вакуумной камере, вследствие чего достаточно дорог (в 10 раз дороже анодирования) и, будучи примененным, повышает стоимость обработанной детали на 20—50 долларов. Чтобы защитить от коррозии саму режущую кромку, ее следует регулярно обрабатывать маслом или ингибитором ржавления, например TUF-GLIDE фирмы SENTRY.

Специально для саперов выпускается разновидность XSF-1 с клинком из титанового сплава 6AL/4V. Выбор данного альфа-бета-сплава, по моему мнению, является ошибкой, так как его максимальная твердость не превышает 32HRC. Для немагнитного варианта XSF-1 гораздо лучше бы подошел один из бета-сплавов титана, например сплав Beta C фирмы RMI Titanium или сплав Ti-13V-11Cr-3Al, используемый Mission Knives для производства своих клинков. Бета-сплавы прочнее и тверже альфа-бета-модификации почти в 1,5 раза.

Нож выполнен в монтаже full tang, то есть хвостовик клинка составляет с ним единое целое и проходит сквозь всю рукоять. Накладки рукояти выполнены из G-10 с ребристой текстурой поверхности. Рукоять XSF-1 решает две основные задачи: обеспечивает надежный хват даже мокрой рукой и позволяет определить ориентацию клинка, не глядя на нож. Головка рукояти позволяет в случае необходимости наносить ею акцентированные удары.

Центр тяжести ножа расположен в районе гарды, что обеспечивает маневренность клинка, необходимую для малоамплитудных движений в ближнем бою.

Ножны XSF-1 имеют ряд отверстий, через которые можно пропустить шнур, чтобы закрепить нож на ремне, разгрузке или другом снаряжении. В комплект с ножнами входят два съемных модуля, которые обеспечивают дополнительные варианты крепления. Данные модули представляют собой адаптированные элементы крепления кобуры CQC Holster, производимой фирмой Black Hawk. Первый является упрощенным аналогом Tek-Lok и позволяет ориентировать ножны на поясе под разными углами. Небольшим недостатком является то, что данный модуль не позволяет подгонять крепеж под ширину ремня. Это может привести к тому, что ножны будут болтаться на узком ремне. Второй модуль представляет собой широкую клипсу, с помощью которой ножны можно очень быстро закрепить на поясе, не продевая в них ремень. Данный вариант интересен тем, что позволяет снять нож на время поездки в автомобиле или пребывания в помещении и затем снова быстро нацепить при выходе.

Подводя итог, можно сказать, что XSF-1 — это выдающийся по прочности нож, в плане боевой техники ориентированный, прежде всего, на укол и хлесткие порезы кончиком клинка. Стамесочный профиль спусков упрощает его заточку и правку. Безусловно, этот нож не ширпотреб, а специализированный инструмент. К XSF-1 вполне применимы слова из песни Константина Кинчева: «Я не червонец, чтобы нравиться всем». Зато XSF-1 подойдет для тех, кто точно знает, чего ждет от ножа, и считает достоинства данной модели важнее ее недостатков. С другой стороны, XSF-1 может заинтересовать и коллекционеров, ведь на рынке не так часто появляются ножи с такой необычной и при этом функционально обоснованной конструкцией.

Like this post? Please share to your friends: