Хотя Корсаки и происходящие из князей, а в землю забились поколениями — навечно!

Встречу с Константином Корсакам с Вайтэляв мы пару раз переносили — сродни всех фермеров, он работает, как тут молвят, 25 часов в день. Когда мы в конце концов увиделись, с симпатичной самоуверенность человека, что крепко стоит на ногах, мой собеседник сказал:
Корсак: "Я в сельском хозяйстве с 82 года, прямо, как будто родился. Я знаю, когда можно расслабленно вздохнуть на селе. Неправда, что ай-яй-яй — от темна до темна. Можно на две недели на курорт съездить. Сено скосили, химпрополка изготовлен, поле ухожено — есть время! "


Воскресным с утра пьем с владельцем чай. Константин лихорадочно листает подаренные книжки из «Библиотеки« Свободы ». Белорусский литературу и поэзию знает и любит. Но времени все таки не хватает. И он торопится сказать сходу главное.
Корсак: "Крестьяне страшились и будут страшиться. Профессионализма, похоже, у нас больше. Можно почитать книги, на данный момент Internet. Но как нет изнутри призыва, — не будет толку. Сверху поступает команда дуроломы какого-нибудь: тут сей овес, тут кукурузу. А я знаю: тут картофель, тут — кукурузу. А не напротив! И никто не прилетит в 6 утра, на плянэрку либо селекторное совещание не пагониць.Таму фермеров не обожают вертикальщиков. И страшатся, если именовать все своими именами. Что такое дать землю? Я же ее не увезу, она нигде не денется. У меня корешки пущены, что не выкорчевать. И я буду владельцем! Я не буду посиживать и мыслить, из чего платить заработную плату. Из выручки! А у их целое райсельгасуправленьне, денежные службы … Боязнь выпустить власть — вот что это!
В фермерства 46-летний прошлый колхозный инженер-механик Константин Корсак уже практически полтора десятилетия. Имеет 43 га земли с правом передачи по наследию, близ сотки свиней. По два трактора, комбайны и грузовики. Собирает богатейшая сбор зерна. Как спец всегда цанився по высшей шкале. Прошлый председатель райисполкома, чтоб предупредить его финал из хозяйства, даже предложил в один прекрасный момент начислить ему заработную плату тыщу баксов. Но Константин уже тогда сознательно сделал выбор. Так как не мог жить под "глуповатым", как он гласит, начальствующим принуждением. Просто же неинтересно …
Корсак: «Колхозы — искусственное создание при коммунистах:" все вокруг колхозное, все вокруг ничье … "Ситуация. Приходит человек на мэхдвор. На чей двор он пришел? Кто тут владелец? Председатель колхоза таковой же наемник — сейчас он есть, завтра его с треском вымели. Садится этот тракторист на трактор — ничей! На чье поле едет? Ничье! Ничей семя засевает. Поглядите же на сотках в этих самых колхозных механизаторов что есть. Поглядите! Вот где сбор реальный. И эти средства муниципальные, что бухают, потому что в астрономии — в черную дыру. В природе где вбыло, там прибыло. А здесь все исчезает и исчезает … "
В фермерства именитая колхозная «халява» не проходит. С землей тут каждый наедине. Ну и "хороший дядя" сверху не то что не поможет — будет чинить препятствия. Потому выживают только наисильнейшие. Так считает государь Корсак.
Корсак: "Ну, кто из фермеров такие, кого лучше бы не было. Кто идет на это по незнанию, кто — 3 года налогов не платить: хапнули и посиживает тихонько. Земля не любит этого — не выдержать один год технологии, то очень отрыгивается. Землю не обманешь. Слава богу, позакрывались и те, что пришли на волне льготных кредитов. Есть у нас такие Гавриленко — до этого времени с банком судятся, что не закрыли что-то. А был Козел — нагреб земли, травкой засеял и людям продал под сенокос. Никто их не давил — лодыри! Кредитов было сколько хочешь в те времена — инфляция содействовала их поеданием. Даже мне — дорогу выстроили, водопровод провели, своя подстанция, телефонная связь … "
Наталья: "И деревне тоже — еще на 5 дворов пришла вода для стариков-пенсионеров. Тетя Маня с дядей Васей сколько жили — благодарили за водопровод … "
Это подключилась Костусева супруга — как дошла говор к делам насущным,. Госпожа Наталья — прошлый преподаватель. Ради фермерском дела ушла из школы, не доработав до пенсии.
Наталья: "100 тыщ в СПК заработную плату, а они непонятно во что млрд владаюць!"
Объясню. Уже пару лет семейство Корсаков просит разрешения удвоить, а то и утроить количество оплаченной земле. Благо, рядом "погибшим" СПК имени Янки Купалы. Да 58 президентский Указ "О фермерском хозяйстве" не то что позволяет — вынуждает местные власти содействовать получению наделов на свободное использование с так име
нуемых
"земель припаса". Но председатель Молодечненского райисполкома Касабуцкий, по фермеров, гласит им прямо: дескать, "в собственном колхозе земле таким, как вы, не дали — не дадим и тут".
Вобщем, три года вспять власти "расслабили внимательность": отдали-таки Константину колхозный клин — за бурьяном и трактора не было видно. Пусть, дескать, покажет фермерское ловкость. Тогда упорный Корсак, шофер с 30-летним стажем, кувыркнулся на тракторе с плугом: перед очами вдруг с зарасти появилась насыпан в человечий рост предел. Но этим же годом, невзирая, вприбавок, на бурю, семейство Корсаков собрала по 40 центнеров с га. О предстоящем мой герой ведает сам.
Корсак: «Сходил к Касабуцкий с отпрыском: вот для тебя президентская программка задержания молодежи на селе. Он: "из Янки Купалы не дадим — там МВД РБ будут шефы". Хвастаться — "три млрд вбухали". Говорю: пусть "эмвэдяць" в собственной сфере! У нас не 37 год, когда НКВД всего отвечала. А кто им дает эти млрд? Они же не производители вещественных ценностей! Они же наши налоги бухают в пучину. Кто им отдал такое право? "Так парня — председателя колхоза Купалы выкинули. Он мне прямо произнес: "мне сверху позвонили, чтоб ничего не подписывать". Пазорышча! "Позвонят — я для тебя хоть весь колхоз отдам …"
Некоторое количество дней я звонил главному Молодеченский вертикальщиков Кособуцкий. Тот, со слов секретарши, повсевременно "в от'' съездах". Неукротимый Корсак пишет новые бумаги в инстанции. Спрашиваю.
Корреспондент: «Вы одолеете?"
Корсак: "Время покажет" … (Смеется …)
***
Я не спроста начал рассказ о поездке в Вайтэли знакомством с семейством Корсаков. Не поддающаяся объяснению вещь — все три 10-ка обитателей, в большей степени пожилых людей, так либо по другому с ними связан хозяйством: четыре подрабатывают стола, другие — сезонный. Нормы выработки оговариваются, оплата — здесь же на руки. Средствами либо техникой и сельхозпродукцией. Этим не брезгует даже 83-летний старейшина деревни, прошлый бухгалтер государь Кисель. Миша Александрович гласит.

Кисель: "Я и сам в их подрабатывал. Он мне помогал картошку высадить, поля вспахать. В колхозе лошадок не было из леса дров привезти, зерно памалациць. Света нет — он некий мужчина, что во всем соображает. Захворали кабаны. Где тот вэтурач? К нему. Он и укольчык сделает, и порекомендовать. Попросишь — никогда не откажет. На земле эти люди очень нужны … "
Вайтэлям, невзирая на древнейшую историю, что идет от времен ВКЛ, на благоденствие и благополучие не везло. Не только лишь в польское время, когда деревня была на самой границе с СССР, но аж со времен королевской Рф. Повествует все тот же государь Кисель.
Кисель: "Паны не дали земли почему-либо. И не много людей было. В других деревнях — вот в Володька по валоцы (21 га) на семейство давали. А у нас в Вайтэлях и при столыпинской реформе не дали. Люди поехали в Америку, Францию на заработки. А при Польше никаких производственных объектов не было, потому что были "окраины восточный". Тоже плохо: окончил 7 классов — и далее никуда: белорус и православный. Около 40 дворов было под гнетом польских панов. А ведь тогда были паны собственной выкармливания (смеется) … "
Я повстречался с вайтэлевскай долгожительницы — 95-летней госпожой Рабушко. Бабушка Зинаида проворно садится напротив и с выручкой 57-летней дочери Валентины ведет мемуары. Валентина родилась тут и наступила возвратилась на родину, заработав в Минске пенсию. А Зинаида Ивановна попала сюда в кровавом 37 прошедшего века. Каток репрессий зацепил и их родственников.
Валентина: "Моего отца родная сестра тетя Надя в Сибири побывала, с доноса. Они так и погибли, не зная, за что всю семью вывезли. Вкупе с ребенком, мужчиной … Кое-где они что-то произнесли … Скотин у кого две, у кого одна. 28 домов. У Миши, в Максимихи — по 6, по 10 малышей в Вайтэлях было … "

Бабка: "Работала в колхозе — и сеяли, и сажали, и навоз из хлевов выкидывали. Не платили. Только осенью зерно на хлеб давали — по гр 400 за трудодень. А совхоз стал, то 70 копеек заработаешь за денек. Бригадир — помню — был в отпуске, прислали агронома: бабки, выходит только рубль тридцатый Мы говорим тогда на бригадира: почему ранее так не было. А он: я ехал, ветер как отдал — и бумаги понес. Гэдак накалывал нас, средства для себя забирал … "
Валентина: "Я малая была — в жатву был наибольший заработок — 2
5 рублей. Пзе добротных поминающего нет … "
Резюмирует вновь старейшина Кисель.
Кисель: "При совхозе лимитированная была потребность в рабочих людях — столько-то на фермой, в бригадах. Молодежь пошла в город, а старенькые засталися.Будчыня Вайтэляв — коттеджи, дачи построят. Но чтоб возвратить юных из городка — им нужно дать тот заработок, деньги. А совхоз не способен. За фермерством будущее. Если они не будут давить. Но они могут обходить. Как гласится, по закону — так пошли, у закона — будешь незапятнанный и неплохой (смеется) … "
А это уже касается потомков Корсака — 24-летнего Александра и 22-летнего Андрея. Государь Константин сказал мне историю. 14 годов назад колхозная брыгадирка ехала дорогой временем жатвы. И. .. вдруг растерял сознание: полным ходом на нее двигался трактор с прицепом, набитым зерном. Водителя не было! Во всяком случае, не видно. Отец на ее рассказ рассмеялся: разве трактор с автоматическим управлением … Брыгадирка, меж иным, быстрее поверила в такое, чем допустить, что за рулем, невидимый, посиживал 10-летний тогда Алесь. Сейчас он имеет высшее образование, а его — брат среднее особое. Оба менеджеры-экономисты. Совершенно точно молвят: будущие крестьяне. Продолжали пока развеселой юный наступальнасьци. Начинает Алесь.
Алесь: "Расскажу байку одну. Мамина сестра Нина приезжает: Наташа, пойдем в лес — краса же! Походили-походили, тетя к папе гласит: "Дурной из тебя крестьянин! Желала на твоем поле васильков нарвать, то ни 1-го не отыскали ". (Сьмех.) Прекрасно у нас: к лесу 30 метров, грибы, ягоды. 10 метров в лес зашел — корзина полна! Утром отец выйдет на 10-15 минут, принесет горстку грибов, мамка в обед суп сварить. А в городке что — макароны с сосиской, которой есть нереально … "
Алеся и Андрея я отыскал на маленьком фермерском мэхдвары, который сами они и сделали. Андрей временно, пока не появятся в семействе новые земли, сьлясарыць в столичном метрополитена. Но задумывается ворачиваться. Так как — гласит — корсакавскую достоинство имеет.
Андрей: "Наш род — княжеский. Из Полоцкого княжества. Корсаков там много. Деревня даже есть Корсаки. У нас здесь не княжество, у нас — фермерское республика. Думаю, начали этим заниматься, потому что идет все изнутри, из генов, есть корешки. Главное, чтоб было где и с кем жить … "
Корреспондент: «Жену из городка придется брать?"
Алесь: "Нет, вы что … Из городка — погулять, до обеда подремать … (Сьмех.) Я скажу одно. С 93-го года я работаю, во все вникал. Имею высшее экономическое образование, да и с "железом" заморочек не появляется. Некие удивляются: что, заканчивал "по запчастям"? От маман передалось рвение к чему-то наилучшему, от отца — трудолюбие. И вышел таковой индивидум. (Смеется.) А чиновники нас не стращают — сейчас были, завтра нет. Крестьянин же на земле был, есть, будет. И Вайтэли наши были, есть, будут … "

Like this post? Please share to your friends: