Action. Интервью с вампиром.

…И кто бы мог подумать, что в старине Гре… то есть, сорри, импе столько крови! А ну-ка припомните свои любимые поговорки-высказывания, что сами собой слетают с уст в те ШИКАРНЫЕ моменты, когда на экране хлещет, плещется, бьет фонтаном, стекает, скапливается в симпатичные лужицы она, НЕНАГЛЯДНАЯ… Та самая, которая не водица, которая вскипает в капиллярных сосудах, которой наливаются выпученные в праведном гневе глазные яблоки, которая КРОВЬ — темно- красная, в меру жидкая субстанция, без которой и жизнь не жизнь.

А где же вампир?! — гудят разъяренные массы. Ну, если отодвинуть в сторону те гипотетические три процента Правильных Игроков, что впадают в кому при взгляде на одну отдельно взятую капельку упомянутой субстанции и не способны заставить себя переехать зазевавшегося педестриана, что убавляют до минимума значения заветных шкал «Blood & Gore» и «Mature Violence», то оставшиеся девяносто семь процентов Игроков Неправильных не только не имеют ну совершенно ничего против данной жидкости, приятно освежающей действо, добавляющей происходящему смачности и, извините, прочувствованности, но и, можно даже сказать, тепло ее приветствуют.

Следует ли отсюда, что все девяносто семь процентов Неправильных — упыри, кровопийцы и вообще внештатные сотрудники живодерен? А что? — кто их знает, очень может быть, судить не берусь. Пусть будут кровососами.

Второе положение сегодняшней дискуссии: КРОВИЩА — это благо. Как сказал один замечательный кармагеддонист, «если ты кого-то задел, то должен видеть, что этого кого-то ты задел БОЛЬНО». Точнее психологическое, эмоциональное назначение кровушки не сформулируешь. И кое-кто из видных некармагеддонистов прекрасно понимает сей секрет. Но КРОВИЩЕЙ ведь можно распоряжаться по-разному — даже очень по-разному, если быть точным. Залить все вокруг, стены, пол и потолок, превратить помещение в кровавую баню или просто экономно плеснуть под хладное тело — «для колориту». Позволить кромсать и обезображивать бездыханных педестрианов или просто классно нарисовать сквозное ранение в центре спрайтовой фигурки в балахоне. В конце-то концов, что впечатляет сильнее, что больше соответствует вышеприведенной волшебной формуле — легко задетый пехотинец, орошающий окрестности подаваемой под хорошим давлением струей кукурузного сиропа, или тот же пехотинец, умирающий молча и относительно бескровно, но в характерной для проникающего ранения в брюшную полость позе?

Десять пинт крови.

Да простят мне бесстрастность полевого хирурга ненароком затесавшиеся сюда представители ХОРОШЕГО НАСИЛИЯ, любящие порассуждать на досуге о культе насилия в современных игрушках и аплодисментами встречающие где-то там, у них, акты изъятия с прилавков богомерзкой субстанции Resident Evil 2 (туда ей и дорога). Собственно, мне все равно, высвобождает КРОВИЩА скрытые инстинкты потенциального массового убийцы или подавляет. Я не потенциальный массовый убийца. Единственная плоскость, в которой «нехорошая жестокость» в игрушках рискует сейчас подвергнуться анализу, связана со все той же формулой-цитатой. Каждому хочется, чтобы его принимали всерьез. Если уж я рискнул стать «потенциальным массовым убийцей» и нажал на спусковой крючок, то я хочу увидеть результат — каков бы он ни был. И можете назвать меня вампиром и кровососом.

Десять пинт — именно столько биологического кетчупа влезает в кровеносную систему хомосапиенса. Если хотите, можете пересчитать в литры — как-то род- нее… Для чистоты научного эксперимента следует четко разделять КРОВИЩУ обыкновенную и КРОВИЩУ фоновую. Поясняю: обыкновенная — это та, что в любой момент готова выплеснуться из вскрытых сосудов более-менее живого персонажа (у нежити, по доброй традиции, кровь также имеется — только зеленая), а фоновая — вся остальная. Ну, которая создает атмосферу мясокомбината, наполняет всевозможные резервуары, а также эффектно перетекает по желобам и трубам. Для культуры экшена принципиально важное значение имеет жидкость первого порядка. Можно даже сказать — жизненно важное. Потому как отправка кого-то или чего-то в мир иной, лучший, от века сопровождается набором определенных эффектов, с КРОВИЩЕЙ тесно и непосредственно связанных.

Это проклятое «М».

Начнем, как обычно, с конца. То есть с тяжелого трущобного дитяти, появление которого на свет и стало в какой-то мере отправной точкой этих вот измышлений. Еще вчера казалось, что Kingpin (см. Дедушкино ревью в прошлом номере) должен стать той адской вершиной, к которой и ползли мы, вампиры, с незапамятных времен. Чего там только не обещали — натуральные выходные отверстия от пуль (непременно с рваными краями), грозящие повергнуть в дрожь даже зубров судебной медицины, вылетающие без остатка мозги, страшнейшие кислотные и напалмовые ожоги… Увы, на деле же получившееся у Xatrix жутко напоминает постмодернистские (или, если угодно, банально низкобюджетные) гангстерские фильмы. Известная сценка из сами-знаете-чего — Винсент, стреляющий Марвину в физиономию, — и ее последствия вполне адекватно передают эффект выстрела в упор из помповика в Kingpine. Ну, знаете — ведро крови на стекле и характерный звук падения чего-то мокрого и тяжелого. Сорванная голова — фарс в чистом виде, зато весело и эффектно. А напалмовое поджигание и последующий эффектный расстрел скачущего, пылающего и орущего товарища здорово смахивает на стебный эпизодец из «От заката до рассвета». В общем — комедь в чистом виде, кто-то морщится, кто-то умирает со смеху. Больше шуму было.

С честью несет Kingpin нелегкое клеймо «M», «дитям до восемнадцати ни за что!», на великом и могучем английском отсылая всех желающих позорными BLEEP’ами заменить четырехбуквенные образчики англосаксонской подзаборной словесности. Казалось бы, за значок «Mature» следует сказать спасибо исключительно филологическим изыскам — КРОВИЩЕ буржуи, скрипя (зубами) и скрепя (сердце) обычно ставят всего-навсего PG- 13, каковой красуется на всех ваших любимых киношках, кроме разве что «Возвращения Бэмби». Отнюдь! «Кингпин» легко попадает под эту самую Пэ Жэ (не путать!) при том условии, что героический Правильный Игрок установит суровый минимум Violence при инсталляции. То есть запрещают не за мат, а исключительно за КРОВИЩУ.

Значком «М» на коробке может похвастаться и Half-life. Что, безусловно, ни в коей мере не объединяет тонкого нервного интеллигента Гордона Фримена и брутального, животно-экспрессивного маргинала из Kingpin’a, а говорит лишь о славных цензурных традициях. Представляете себе специальную команду экспертов, со вкусом проходящую до конца и HL, и Kingpin, замеряющую линейками размеры кровавых лужищ и радиус рассеивания ошметков после точного попадания из гранатомета? Зато они точно слышали из надежных источников, что в HL парню высасывает мозги тварь под потолком. Хотя в этом плане «Халф» еще более безобиден, нежели «Кингпин», — даже не гангстерская чернуха, и вполне адекватное действо претендующего на научность ужастика. Но экономные кровавые пятна на стенах в HL отличаются какой-то предельно зловещей выразительностью — в Kingpin’e этого нет, сколько голов ни снеси.

Ассоциативный ряд.

Отвлечемся от цензурной темы. Какие еще названия приходят на ум при упоминании культа «плохого насилия»? Ну, понятно, Carmageddon, «Карма». Долой окаменелости, хватит рыться в «Думах» и «Посталах», так что — тот «Кармагеддон», что за номером два. Ну, однофамилица-кровушка — Blood 2 и ее младший братец «Шого». Что еще? Из последних — Aliens versus Predator как предел торжества насилия киношного. С AvP вроде бы все понятно — голливудское высокобюджетное буйство: пришпиленные копьями к стенам конечности, эффектно пробитые навылет тела, аккуратно снятые скальпы и с аппетитом пожираемые головы. Разноцветные кровозаменители здесь никто не экономит — особенно во взаимоотношениях Десантников и Хищников: после изрядной свалки заляпаны не только пол со стенами, но и потолок (помнится, была одна заслуженная забытая игрушка про девицу с мечом, где вылетевшая на потолок кровушка еще и вниз капала). Причем если трупаки ненавязчиво и бесследно исчезают, то пятна остаются, и хождения по заляпанным залам и коридорам с недавних пор стало моим любимым занятием — всегда хотел узнать, как всем этим мерзким тварюкам удается расправляться с гуманоидами таким образом, что комнатушка начинает напоминать склад молодых томатов, на котором взорвали противотанковую гранату. Теперь знаю — больше нужно использовать плечевую пушку, и все дела.

Blood 2 — это резервуар, наполненный КРОВИЩЕЙ до самых краев. Чувство меры отсутствует напрочь, святая цель (оправдать разнесчастное название в полной мере) преследуется всеми правдами и неправдами. «Обычной» — бочками, «фоновой» — цистернами… Blood не просто кровожадна — она воздвигнута на крови, она на ней повернута и зациклена. Впрочем, с его безупречно жестокой стилистикой аниме тоже грешен — гуманоиды там просто-напросто лопаются, точно наполненные кетчупом воздушные шарики, от них остаются одни только кровавые брызги. Количеством как-никак можно без особых проблем достигнуть определенного шокирующего эффекта — но если совсем уж тормозов нет… У меня, к примеру, та стародавняя фабрика строггов по переработке людишек в киборгов вызывает лишь зевоту, а не судорожные нервные смешки.

Что касается «Кармы»… Фигурное изощренное разделывание тушек педестрианов и всякой другой скотины настолько кристально весело, что безвозвратно изуродовать представление не смог даже подлый, кое-кому известный трюк с зомби и изумрудно-зеленой кровью. Хотя, конечно, зеленая — это уже не КРОВИЩА, Неправильные Кровососы играют исключительно с красной. Неплохо бы выпустить патчик, изящно регулирующий ее цветовой оттенок — от бледно-розового до почти-что-черного, а? Для эстетов. Ну как бы там ни было — интересен даже не сам факт удара бампером, размазывания пешехода по стеклу и даже не его падение после бодрого кульбита. Настоящее занятие для вампира — езда с обильно смазывающими дорогу останками перед передними колесами, этакий психоделический автобол. А уж что происходит при ударе о стену на более-менее приличной скорости… Тела педовпедестрианов, плавно стекающие по стенам, — такого эффекта трудновато добиться с помощью шотгана, гранатомета или даже плечевой пушки Хищника… Автомобиль, что ни говорите, не роскошь, а средство. Особенно когда в него ВКЛАДЫВАЮТ ДУШУ.

Ну и при чем здесь кровь?

Да, об автомобилях. Лично от себя добавлю в эту линейку такую безобидную, на первый взгляд, аркаду, как СТА. КРОВИЩИ там — скупой минимум, не спорю.

Да и кто всерьез может говорить о реалистичном насилии в аркаде? М-да, звучит неплохо, но вот только по внутренней своей сути GTA более кровава, жестока, брутальна, нежели все вышеперечисленные генераторы потенциальных массовых убийц вместе взятые. И при этом, что характерно, реалистична. Вы не смотрите на смешные фигурки копов, вид «с высоты птичьего полета» и пули-шарики… Это всего лишь маскировка, защитная облатка. А под ней скрыты совершенно натуральные перестрелки, такие же безумные и отчаянные, местами леденящие душу, как и в небезызвестных «Бешеных псах», погони — самый настоящий run for your life, бег от смерти под палящим солнцем Лос-Анджелеса. Впрочем, всего этого можно и не заметить — достаточно отнестись к GTA, как к обычной аркаде, аккуратно выполнять и не стрелять в копов. Потому что на четвертом уровне агрессивности (четыре полицейских фигурки в верхней части экрана) они живым никого не берут.

Право видеть боль.

Итак, один, два, три… шесть игрушек для кровососов. Да так, самые любопытные случаи, в чем-то типичные, а чем-то — нет. Вообще же, любое action-творение должно быть очень, очень концептуальным, чтобы обойтись вообще без жидкостей-кровозаменителей, понимаете, о чем я? Их, кровавых творений, много, а нас, вампиров, мало. Но одно можно сказать по приведенным примерам точно: КРОВИЩЕЙ (и всем тем, что она собой знаменует) можно распоряжаться как угодно, в том числе — и по-настоящему талантливо. Просто… если уж ты кого-то задел, то имеешь право видеть, что задел его больно.

Like this post? Please share to your friends: