AMORPHIS

Существует распространённая точка зрения, что все клоуны и комики на самом деле – глубоко несчастные люди, а все эти кривляния на экране – лишь для того, чтобы хоть на какое-то время забыться и, выйти из перманентной депрессии. Не знаю, насколько справедливо обратное утверждение, но вот для участников финской группы AMORPHIS оно уж точно является таковым. Короли меланхоличного дарк-метала в жизни – довольно весёлые и жизнерадостные парни, особенно клавишник Сантери Каллио. В процессе общения с музыкантом у меня сложилось впечатление, что он весьма позитивно смотрит на мир (а .может, у него просто было хорошее настроение, кто знает). А разговаривали мы, как несложно догадаться, о новом альбоме ‘Circle’, который должен выйти 19 апреля.

– В одном из недавних интервью Эса заявил, что ‘Circle’ – лучший альбом за всю историю Amorphis. Подобные заявления делает почти каждая группа, поэтому они воспринимаются как дежурные фразы. Не боитесь ли вы, что многие отнесутся к этим словам скептически?

«Мне, как и Эсе, тоже нравится наш новый альбом. Но по мне так ещё рано говорить: «О, это самое лучшее из того, что мы сделали». Я вообще никогда не сравниваю между собой наши работы и, если честно, не люблю навешивать ярлыки, типа «этот альбом самый лучший», «а этот чуть похуже, но тоже ничего», итак далее, и тому подобное… Для меня, как для музыканта и композитора, самое главное – это качество. Но чтобы выпустить качественную вещь, нужно постоянно оттачивать своё мастерство, в том числе и на концертах, но это занимает время, а ещё меняет взгляд на музыку. И сейчас я могу с полной уверенностью сказать, что наш новый альбом получился самым захватывающим из того, что мы сделали за дооооолгое время. Он звучит свежее и тяжелее, чем The Beginning Of Times’. В принципе, ‘Skyforger’ тоже был крут… как и ‘Eclipse’. Хрен знает, будет ли ‘Circle’ «лучшим», неуверен, что он станет самым крутым, пафосным и мозговыносящим альбомом 2013 года!»

– По вашим же словам, процесс создания музыки в последние годы у вас выходил слишком уж однообразным, но при этом музыка получалась довольно сильной. Может это и был тот самый алгоритм успеха, который безуспешно ищут многие группы, и от него отказываться не стоило, как считаешь?

«Это нормально – иногда делать что-то по-разному. Если честно, мы несколько заскучали, клепая альбомы одним и тем же способом. Сейчас мы постарались избавиться от оков нашего привычного метода, который использовали при написании последних нескольких альбомов. Я бы сказал, что с ‘Circle’ мы наконец-то вошли в искомую зону комфорта. Судите сами: у нас появился настоящий продюсер, запись барабанов проходила в лесной студии, вокруг бегали овцы и всё такое, (даже не спрашивайте, что с ними делал тот француз, что снимал, всё на видео.). И, наконец, альбом был смикширован в Швеции, что также было для нас экзотикой. Ну, а процесс написания песен не особо-то и изменился, можно сказать, что он остался прежним: сначала демо в домашней студии, потом репетиции, потом студийное демо, потом, собственно, альбом. Всё по-старому. Ну, может быть, у нас были немного более интенсивные демо-сессии, но Петер (Тэгтгрен) на них не присутствовал, а поэтому не смог повлиять на музыкальную сторону. Мы всегда были максималистами, особенно во всём, что касается музыки. Мы любим вкладывать в неё те вещи, которые нам нравится слушать, и придумывать при этом что-то уникальное. В прошлом, например, все проводили время за прослушиванием Pink Floyd ‘Live At Pompeii’».

– Петер Тэгтгрэн занимался продюсировавшем вашего нового альбома. Каково вообще работать с ним?

«Что касается продюсера, у нас был не особо-то большой выбор, к тому же, мы уже давно думали о Петере. Помню, несколько лет назад он орал по пьяни буквально следующее: «Я хочу продюсировать ваш следующий альбом… Я сделаю звук барабанов ооооочень грооооомким!!!» Вернувшись в офис, мы посмотрели на наш список, в котором значились всякие Рики Рубины, Треворы Хорнсы и Десмонды Чайлдсы, которые в любом случае нам не подходили… И тут кто-то назвал имя Петера, и мы как-то оживились, он ведь наш старый друг, к тому же музыкант. Мы немедленно ему позвонили, и он дал зелёный свет. Мы думаем, что эта студийная сессия была более экспериментальной, чем предыдущие, но лично я не знаю насколько именно, потому что я записывал клавишные сам. Мы волновались о том, справится ли Петер с той работой, которую делал Марко (Хиэтала) на протяжении четырёх альбомов. И он превосходно справился со своей задачей, особенно с записью вокала (а об этом мы волновались больше всего) – вокал звучит так же круто, как и на предыдущих альбомах. Уже во время работы над “The Beginning of Times” мы поняли, что нам нужно больше вариантов для работы с вокальными гармониями, потому что Марко имеет кое-какие обязанности перед Nightwish;, И поэтому время от времени он; бывает весьма занят. В периоды активности Nightwish ему было очень сложно найти время и для них, и для нас. И я думаю, Марко также проводит время и со своей семьёй. В общем, у него есть Nightwish, Tarot, ежегодные рождественские туры в Финляндии и семья. И мы чувствовали себя особенными, потому что нам удалось привлечь его в качестве продюсера, несмотря на всю его занятость. Всё было хорошо, и может когда-нибудь мы снова будем работать вместе».

– Ну а пока вы работаете с Петером, как думаешь, сумел ли он привнести нечто новое в ваш традиционный саунд?

«Если честно, мы по горло сыты самопродюсированием. Нам действительно были нужны некоторые дополнительные варианты и вдохновение для студийной работы. Последние альбомы мы делали в основном со звукоинженером, который был скуп на креативные идеи. Он просто нажимал на кнопку «запись». Петер же прикладывает много усилий и имеет своё видение звука баса и гитары, А это именно та вещь, на которой, как мы надеялись, он сконцентрируется. Он также аранжировал вокальные линии с Томи, и результат вышел более чем убедительный. Итогом было создание уникального звука для нас в студии Abyss, и всё за более короткое время, чем я полагал. Мне кажется, он проделал великолепную работу».

– Ну раз так, тогда расскажи о названии и концепции нового альбома.

«Я точно не уверен, что именно символизирует название, но в истории, что легла в основу лирики, присутствует полный круг солнца, то есть события этой истории происходят в течение одного дня. А что касается концепции, то альбом рассказывает о человеке, живущем в наши дни, в его жизни не всё гладко, он – типичный «маленький человек», который не живёт, а выживает. В нашей истории он встречается с прошлым, с калевальскими легендами, которые являются ему в виде шамана. Он-то и ведёт героя на правильный путь. Эта история, безусловно, о выживании. Когда я думаю о её главном герое, то понимаю, что он – воплощение стереотипов о типичном финне, а вот шаман под эти стереотипы не попадает. Когда мы обсуждали концепцию альбома, мы пришли к выводу, что нужно петь о чём-то более современном, и Пека создал историю, происходящую в наше время (или около того). Мы прочитали её и поняли, что она звучит намного интереснее, чем истории, основанные на «Калевале».»

– Этот Пекка… Что это за парень?

«Пекка Кайнулайнен – специалист по «Калевале». Он – сосед нашего вокалиста. Томи знает Пекку уже очень давно. Он театральный актёр, поэт, писатель, а ещё он рисует ужасные картины (смеётся). Как правило, он очень быстро работает над материалом, и может, если нужно, может изменять концепцию своих произведений. Он настоящий профессионал».

– Кто изображён на обложке? Если честно, он больше похож на персонажа древнегреческой мифологии, чем на героя финского эпоса.

«Это шаман, который является парню из нашей истории, отбирает у него бутылки с водкой и ведёт его по правильному пути. В тренажёрный зал, подальше от пьянок (смеётся)».

– Обложку рисовал Том Бейтс. Почему вы выбрали именно его?

«Мы решили попробовать что-то новое не только в музыке и лирике, но и в оформлении. Последние четыре альбома были действительно великолепны, но мы хотели попробовать нечто иное. Если мне не изменяет память, идея пригласить Тома исходила от лейбла. И мне очень нравится то, что этот парень сделал для нас».

– Вы уже выпустили сингл под названием ‘Hopeless Days’. Почему вы выбрали именно эту песню? Она в полной мере представляет новый альбом?

«Я точно не уверен, кто выбрал эту песню. Может быть Nuclear Blast. Тем не менее, я думаю, эта песня нравится всем в группе, и она, конечно же, даёт кое-какое представление об альбоме. В этой песне было очень просто записывать вокальные линии. Кстати, теперь вы можете послушать больше песен с нашего сингла. Мы решили использовать их все, чтобы слушатели получили исчерпывающее представление о полноформатнике. Ещё мы сделали 2 промо-видео и одно студийное видео на «Nightbird’s Song»».

– В Финляндии ‘The Beginning Of Times’ был продан тиражом в 10.000 копий, и за это вам вручили золотые диски. Хотите ли вы повторить подобное с новым альбомом, или будете почивать на лаврах?

«Всегда забавно выпускать свои творения. Наверно, это самый интересный и волнующий момент всей работы над альбомом. Самая важная вещь для меня – это мнение слушателей, а вовсе не тех, кто твою, музыку продаёт. Естественно, я с самого начала надеялся, что альбом будет иметь успех – может быть, на этот раз мы возьмём платину? Или может быть, бронзу? Да хоть что-то! Ведь тогда мы сможем отправиться в тур, а это, как мы все прекрасно знаем, самая весёлая часть деятельности любой группы. На данный момент мы свою работу выполнили, альбом поступит в продажу, и всё будет зависеть от расстановки вселенских сил, помощи Сатаны и, конечно же, от мирового рынка и колебания курса доллара. Ах да, и ещё немого от качества нашей музыки (смеётся)».

– Гроул Томи Йоутсена на новом альбоме звучит мощнее, чем когда-либо… А что при этом чувствует другой Томи – Койвусаари? Когда вы отказались от гроулинга, он остался не у дел, и теперь, когда гроулинг вернулся, он тоже не у дел…

«Было бы круто, если б Койвусаари гроулил и дальше, но он сам отказался от этой затеи. Это было его решение. Вдобавок к этому, Паси хотел быть живым воплощением Дэйва Уиндорфа, поэтому гроула в ‘Am Universum’ и ‘Far From The Sun’ не было совсем. Это было немного стрёмно, но, к счастью, эти времена уже в прошлом. А Томи Йоутсен – настоящая золотая жила, когда дело касается вокала, он может петь, в нескольких различных стилях, и он очень креативен. В ‘Circle’ помимо гроулинга он снова использует несколько новых для него стилей, например блэк-металлический скриминг и призрачный шёпот».

– Ваши первые альбомы сделали Amorphis настоящими героями на территории бывшего Советского Союза. Что ты сейчас думаешь о ваших предыдущих релизах?

«Мы уважаем наше прошлое, ведь оно и сделало нам карьеру. И в знак этого уважения мы всегда стараемся играть старые вещи на концертах. Твоё прошлое определяет твоё настоящее, если можно так выразиться. То же самое происходит с музыкой – прошлое как раз и является тем, что делает историю группы».

– Вы назвали группу «Amorphis», и название оправдало себя в полной мере – на протяжении всей своей истории группа менялась до неузнаваемости. А не повлияло ли название на характер музыкантов, может они стали в какой-то степени аморфными людьми?

«Я думаю, наша музыкальная свобода связана не с нашим названием, а с характерами тех людей, что играют в группе. Как только я присоединился к Amorphis в 1999 году во время записи Tuonela’, я сразу понял, что каждый сам приходит к этой свободе. Каждый волен брать откуда-то идеи и привносить их в группу. Вот такая «аморфность» – лучшая из всех возможных».

– Вернёмся к концепции. Ваша лирика написана на основе финского эпоса. «Калевала» записана со слов рунопевцов. А вы ощущаете себя продолжателями древних традиций, этакими современными, рунопевцами?

«В некоторой степени да. Немногие люди продолжают использовать финскую мифологию в современных реалиях, особенно в искусстве. Сейчас модно петь о всяких пустяках и о тех вещах, которые показывают по ящику. Мне кажется, что наши, усилия по смешению метала и «Калевалы» скоро приведут к тому, что нас будет финансировать Министерство культуры Финляндии, ну или какой-нибудь другой государственный институт. К чёрту! Даже если денег не дадут, то я согласен на бесплатное жильё где-нибудь возле красивого токсичного озерка (смеётся)»,

– Карелия, места, где происходили события «Калевалы» – теперь территория России. Но недавно жители Карелии решили провести референдум о выходе из состава России, чтобы войти в состав Финляндии. Правда, провести его карелам не дали. Но если бы это случилось, как думаешь, было бы это воссоединение . благом для Финляндии?

«Вообще мне не нравится политика, особенно если это касается нашей группы и нашей музыки. Но, тем не менее, если бы случилось так, как ты сказал, было бы неплохо. Хотя, уже наверно поздно говорить о таких вещах… Я недавно ездил в старые финские города: Вийпури, Терийоки и Кивиниэми. Кажется, финское правительство эвакуировало всё население из этих мест в 1944 году. Но имеет ли это какое-то значение? Мне только остаётся надеяться, что Россия будет лучше финансировать Карелию, потому что, когда я приехал туда где-то в 2000 году, тамошние люди выглядели как безработные, и всё было разъ#бано. Безусловно, Карелии нужно больше денег! Но, несмотря на эти недостатки, эта область весьма и весьма мила – там есть много классных пляжей с классными девчонками».

– Предыдущий вопрос я задавал и Скримеру из Finntroll. Кстати, как ты относишься к Finntroll и им подобным группам?

«Finntroll – прикольные чуваки, и мы очень хорошо знаем друг друга. Им нравится одеваться как белочки и пить домашнее пиво из коровьих рогов. Я.также слышал, они делают это постоянно. Не знаю, чья музыка лучше – их или наша – но пьют они определённо больше, чем мы».

– Как ты относишься к иностранцам, увлекающимся финской культурой?

«У соседа трава всегда зеленее. Финляндия – милая и безопасная страна, и иногда она преподносит тебе забавные сюрпризы. Но, если честно, здесь очень трудно найти приличную работу, а ещё сложнее заработать денег и выбиться в «высшее общество». Это маленькая страна, поэтому она очень быстро может наскучить. Но иностранцу может быть прикольно пробежаться по барам и фестивалям, как какой-нибудь псих. Я уважаю любого, кому нравится Финляндия, И тебя я уважаю тоже! Здесь полно прекрасных вещей, но также хватает и не вполне прекрасных. Кстати, самая богатая на события пора – это лето, поэтому если ты вдруг решишь рвануть в Финляндию, то мой тебе совет – делай это в. июле или в августе».

– Буду иметь в виду. Ну а вы собираетесь рвануть в Россию в ближайшее время?

«О да! Из России нам уже поступили предложения о концертах на сентябрь-октябрь. Я не знаю, какое из них покажется нам более предпочтительным, но, обычно мы выступаем в России в октябре. Мы приедем в любом случае, только, вот пока не можем точно сказать, когда именно».

– Скажи пару слов тем, кто ждёт вас в России.

«Amorphis любят Россию и российских фэнов, а ещё мы любим вашу водку. Я до сих пор помню, как мы, впервые приехали на московский вокзал, и несколько тамошних фэнов оказали нам прекрасный приём и угостили кое-какими напитками. Каждый раз, когда мы к вам приезжаем, мы дико отрываемся. Пожалуйста, зацените наш новый альбом и дайте ему шанс! Он просто взорвёт вам мозг. Или динамики. Респект и уважуха! Nastarоvje Tavarits!»

Like this post? Please share to your friends: