GRAVEYAR

Одним из самых замечательных музыкальных открытий, сделанных в течение последних шести месяцев, стала для меня шведская группа graveyard. парадокс этого момента заключается в том, что эта команда вовсе не является в рамках музыкальной индустрии чем-то новым. Как раз наоборот, играют они ретроградный рок-н-ролл и хард-рок, музыку, основатели которой выживают сегодня, в основном, за счет своих старых фэнов, и с достаточно большим трудом заполучают в свои ряды сторонников новомодных «пост-кибер-лжент-сладж-коров». Но как они это делают, слушая песни graveyard, чувствуешь себя так, словно ты заполучил билет на поездку в далекое прошлое, в те самые годы, когда давали свои первые кониерты титаны, от которых пошел весь хард-рок и хэви-метал — the who, led zeppelin и black sabbath. я не постеснялся бы сказать, что эти шведы звучат так, как led zep должны были бы в свое время звучать — все-таки, на мой вкус, людям, которых принято называть «величайшей рок-группой на земле», чего-то не хватало, чтобы действительно ею быть. это утверждение не означает, однако, будто я считаю таковой группой graveyard. все-таки поезд ушел, и с такой музыкой они опоздали лет на тридцать пять. но, тем не менее, все же это — очень классная и мощная команда, у которой не так давно вышел третий студийный альбом, получивший название ‘lights out’.

Первый альбом, одноименный с группой, прошел относительно незамеченным, однако уже второй -‘Hisingen Blues’ заставил ценителей качественной рок-музыки навострить уши. Ну а к моменту появления третьего лонгплея шведы были уже всемирно известны. Они удостоились интервью в журнале Classic Rock, что, согласитесь, нечасто бывает с командой, которая начала свое существование всего семь лет назад и не записывала дуэтов с Купером или Лемми. Ну а чем мы хуже? — подумал я, и, справедливо рассудив, что ничем, также сделал интервью с лидером Graveyard Иоакимом Нильсеном, который поет так, что и впрямь можно подумать, что на сцену поднялся сбросивший половину возраста Роберт Плант или Роджер Долтри.

— После выхода ‘Hisingen Blues’ о вас узнал весь мир. А как изменилась ваша собственная жизнь?

«Это было жаркое время, большую его часть мы провели в дороге. Я думаю, мы дали приблизительно 150-160 концертов в поддержку ‘Hisingen Blues’. А когда возвращались домой, то в основном работали над следующим альбомом, ‘Lights Out’».

— Новый альбом отличается от предыдущего. Если раньше вы звучали похоже на Led Zeppelin, то теперь я бы сказал, появился некоторый оттенок Deep Purple…

«Да, я полностью согласен с этим. Могу добавить, что я считаю эту пластинку более темной, чем предыдущая, но — да, в ней есть какой-то элемент Deep Purple».

— Как достигается это «старинное» звучание? На новом альбоме оно, кстати, стало еще более органичным, как будто он и вправду записывался в семидесятые. Вы использовали какие-то специальные технологии записи для этого?

«Ну, мы использовали то же самое оборудование, что и в прошлый раз, записывались в той же самой студии и работали с тем же самым продюсером, так что я не вижу большой разницы. Мы всегда стараемся достичь как можно большей степени «живого» чувства на альбомах, настолько, насколько это для нас возможно. И, возможно, на этот раз нам просто удалось лучше выложиться. Чувства, которые лично у меня вызывает этот альбом — более мрачные и темные, и здесь имеется более широкая дистанция между самой тяжелой и наиболее легкой песней. В этом, думаю, и заключается основная разница. Ну и, мы стали более зрелыми как музыканты в течение этой пары лет, так что на альбоме вы можете слышать, насколько мы развились как группа от первого альбома, через второй, к третьему. Каждый раз саунд определенным образом меняется, я думаю».

— А вообще как выглядит ваш студийный арсенал?

«Мы используем все подряд! И все постоянно ломается, так что мы задействуем различные усилители. Гитарист Джонатан использует старый усилитель и педаль Vox с эффектом тремоло и очень клёвым ревербом, по-настоящему продолжительным ревербом. Я пользовался усилителем Laney, но он сломался во время рекорд-сессии, и я все еще не починил его. В будущем планирую играть с усилителями Огапде».

— Какие надежды ты возлагаешь на альбом ‘Lights Out’?

«Я ожидаю, что он выведет нашу группу на новый уровень, ну и, конечно, мы планируем гастролировать с ним года два. Эти песни очень здорово исполнять вживую».

— ‘Hisingen Blues’ стал по-настоящему успешным альбомом, который привлек к вашей группе очень пристальное внимание как слушателей, так и прессы. Это не заставило вас нервничать, когда вы создавали ‘Lights Out’?

«Нет, не думаю, что мы ощущали какое-либо давление подобного рода. Я больше волнуюсь о том, что будут люди думать о нашем материале, когда он зазвучит в их проигрывателях. У нас нет времени для того, чтобы нервничать. Мы можем только делать как можно более лучшие песни». — Твой голос кажется синтезом манеры Роберта Планта из Led Zeppelin и Роджера Долтри из The Who. Когда вы выступаете вживую — что ты делаешь, чтобы достичь на концерте такого же уровня звучания, что и на альбомах? «Я думаю, это достигается путем постоянной практики. Я занимался пением всю свою жизнь, так что, думаю, для меня это на самом деле намного легче, чем играть на гитаре. Но нужно держаться подальше от сигарет, алкоголя и стараться как можно больше спать. Под конец тура горло по-настоящему изнашивается, но с этим ничего не поделаешь — особенно, если поешь так, как я».

— Как в вашей группе происходит процесс создания альбомов?

«Обычно кто-то из музыкантов приносит новую идею или просто рифф на репетицию, и мы начинаем джемовать до тех пор, покуда не чувствуем, что у нас начала получаться песня. Все участники группы вносят свой вклад в этот процесс, мы стараемся делать аранжировки вместе».

— Сегодня подъем ретро-сцены является очевидной вещью. Существует очень много групп, вдохновленных музыкой 60-х и 70-х. Быть может, это такая своеобразная «мода» наших дней — как, например, «стимпанк» в литературе, кино и компьютерных играх. Не считаешь ли ты, что эта мода является лишь повторной переработкой того, что было сделано десятилетия назад? Раньше были такие группы, как Led Zeppelin, The Who, Black Sabbath. Потом следующее поколение музыкантов начало модернизировать их музыку, делая более яркие зарисовки и так далее. А сегодня появляются группы, которые снова делают тот старый «сырой» материал, и корни их творчества прекрасно видны. Какова твоя точка зрения?

«Ну, на самом деле у Zeppelin и Sabbath тоже были свои источники вдохновения — например, блюз. И, кажется, будто все повторяется раз лет этак в двадцать, все возвращается. Мы просто пытаемся делать ту музыку, которую нам самим хотелось бы услышать, а мы всегда слушали много музыки шестидесятых и семидесятых».

Со своей стороны, хотелось бы порекомендовать творчество группы Graveyard всем поклонникам качественного рок-н-ролла. Это, конечно же, не экстрим-метал, но, согласитесь, глупо было бы ограничиваться некими узкими рамками. Бытовало некогда расхожее выражение — все мы вышли из гоголевской «Шинели». Ну а рок-музыка, какие бы причудливые формы ни принимала бы она сегодня, вышла оттуда — из корневого блюз-хард-рока 60-х и 70-х. Так что, наверное, нам всем стоило бы помнить о своих корнях.

Like this post? Please share to your friends: