Lucy in the Sky.

RS встретился с Родионом Газмановым, сыном народного артиста Олега Михайловича Газманова, чтобы узнать, мешает ли ему сегодня в развитии музыкальной карьеры эхо крепко засевшего в памяти людей знаменитого хита 80-х «Люси», который принес ему тогда оглушительный успех, какую музыку он делает сейчас и насколько важен в жизни характер.

Со времен «Люси» прошло больше 20 лет. Расскажи, когда ты решил вновь заняться музыкальным творчеством и уйти из большого бизнеса?

Совсем плотно я работаю с группой с сентября прошлого года. А немного раньше мы начали писать альбом. Мне очень приятно делать сюрпризы слушателям, которые попадают на наши концерты. Многие подходят после выступления, благодарят, говорят, что не ожидали услышать ничего подобного. Что они прониклись и инструментальными партиями, и текстом. Хотя из-за этого ассоциативного «хвоста» прошлого со мной сначала не хотели связываться многие радиостанции и музыкальные телеканалы, по причине того, что для них мое имя некая ретро-тема. Совершенно непонятно, какой материал я предоставлю. Есть хорошее определение, описывающее такую ситуацию — «сбитый летчик». Это музыкант, который потерял свою популярность и давно не выступал, ничего хорошего он уже не делает. В прошлом году мы с моей группой выступали на «Нашествии». Я им отправил материал. Попросил просто послушать и сказать — да или нет. Они сначала отнеслись скептически. Это же попса! Где твоя музыка — и где «Нашествие». Народ в Твиттере писал такие вещи вроде: «если Газманов будет на «Нашествии», иду сдавать билеты», «что Газманов забыл на этом фестивале?» И все в таком духе. Это писали люди, которые ни разу не слышали, что мы играем. Потом кто-то из организаторов все же послушал, они перезвонили и подтвердили наше выступление. Нас принимали потрясающе. Получается такой замкнутый круг: из-за шлейфа той детской репутации, что за тобой идет по пятам, все считают, что ты играешь безвкусную ретро-попсу. А из-за того, что материал, который вы сейчас исполняете, новый и его никто не слышал, у людей нет возможности понять и оценить то, что ты делаешь сейчас.

Ну, да. Это как прыщи и отсутствие секса. Но, я смотрю, ты довольно спокойно и с юмором воспринимаешь эту ситуацию. Какую? Про прыщи? (смеемся)

В любой ситуации надо просто улыбнуться во все 34 зуба и разрешать ее.

Зуба же всего 32…

Ну, как можно шире улыбнуться и идти вперед. У меня были моменты полного отчаяния, моменты, когда я закрыл офис и уехал за город. Закрылся там в одиночестве. Я три недели сидел в ступоре. И понял, что логично закончился некий период ожидания. Несмотря на то, что я довольно большой циник в вопросах всяких там прозрений и неотвратимости влияния судьбы. Но я верю в любовь с первого взгляда, верю в то, что люди могут быть друг другу предназначены. Что, если у человека есть некое предназначение, он его обязательно выполнит, и весь мир будет этому способствовать. Но, при этом нельзя просто сидеть на пятой точке, надо что-то делать. А не стремно было так сильно изменить все в жизни?

Очень стремно! Всегда страшно отказываться от постоянного источника дохода. Месяц я сидел и проедал заначку. Грел себе камин и смотрел сериалы. А потом начал писать музыку, сочинять новые тексты, творить. Альбом «Противофазы» для меня является экспериментом. Он состоит из 13 песен. Там есть хардрок, есть любовная лирика, ремиксы известных хитов в новом звучании, элементы джаза и блюза. И даже клубная версия легендарной «Люси». Одноименная основная песня альбома — это сочетание несочетаемого, песня-крик, в ней есть невысказанная правда и даже матерная фраза. Мы использовали самые разные подходы к звукозаписи и созданию песен, сотрудничали с различными продюсерами и музыкантами. Я готовил этот диск, без преувеличения, всю свою жизнь, и его выход — серьезный рубеж лично для меня. Еще очень важный момент в том, что у меня есть надежный профессиональный консультант по всем вопросам в лице отца. И, что весьма ценно, я могу к нему обратиться совершенно бесплатно (смеется). Пока я сам себе продюсер. Работаю как композитор, есть заказы на песни для других исполнителей, на музыку для рекламы. Я продолжаю искать себя. Мы сейчас потихоньку отходим от такого рок-бендового звучания, добавляем электронику, пробуем разные варианты звучания, в общем ищем свой уникальный звук. А «хвосты» — это хорошо. Я всегда ищу хоть что-то положительное в разных ситуациях, чтобы обернуть их себе на пользу. Все, кто находится в диком отрицалове по поводу меня, они — как дети, играющие в салки. Тебя осадили, и теперь ты пытаешься догнать других. Но, как только пробиваешь шаблон, доказав, что делаешь достойные вещи, этот информационный узел из черного окрашивается в белый. Принцип реверси. С этого момента такая аудитория начинает работать на тебя. А дальше это принимает форму эпидемии.

Я знаю, что ты много читаешь. С кем из литературных героев тебя можно соотнести? Меня с Гарри Поттером сравнивали. У меня еще шрам над бровью есть для полноты картины. У меня, правда, нет волшебной палочки, и родители, Слава Богу, живы-здоровы, да и лысые безносые мужики за мной не бегают. Я сам ни с кем себя не сравниваю. Мне чертовки нравится и близок персонаж Тима Рота из сериала «Обмани меня». Когда речь идет о работе, я, будучи по характеру типичным сангвиником, переходящим в меланхолика, сразу становлюсь абсолютным холериком, на все 100%.

У тебя много друзей?

А их бывает много? Нет, у меня мало друзей. Достаточно мало, чтобы я их очень ценил. В творчестве не бывает заведомо правильных путей. В любой работе есть место творчеству, а в любом творчестве есть новые пути. Творчество, собственно, и заключается в том, чтобы находить новые пути там, где их никто раньше не находил. Я все же думаю, что люди интересуются творчеством больше, чем личными качествами человека. Вот, например, Стивен Джобс, который и в дружбе, и в делах был, пардон, мудаком еще тем. Я читал его биографию и отзывы людей, которые с ним работали. По количеству подстав, предательств и глупостей, которые он допускал, можно сделать вывод, какой это был человек. При этом он однозначно являлся маркетинговым гением, это невозможно отрицать. Поэтому нет разницы, чем там человек занимается и какой он лично, если судят конкретно о качестве его профессиональной деятельности.

Like this post? Please share to your friends: