TOM CLANCYS RAINBOW SIX: ROGUE SPEAR

Rogue Spear — как последний патрон. Так и видится мирная картинка: представительный дедушка Том Клэнси в старинном кожаном кресле, окруженный толпой любящих румяных бестселлеров, среди которых, увы, как ни напрягай зрение, не выглядишь трех лучших его пасынков. Все правильно: семейство R6 всегда стояло на внимании к мельчайшим деталям, и развитие, движение вперед выражается именно в мелочах, незаметных поначалу подробностях. Eagle Watch можно считать жалким набором из пяти дополнительных миссий, но те, кто прошел ее до конца, знают, что это — чудесная маленькая игра, вполне полноценная, со своим ритмом, тактикой и стратегией, не так уж и напоминающая исходный R6. А ведь изменений там — раз-два и обчелся.

Так что Rogue Spear, чей прогресс был заметен даже по демо-версии, по идее, должна считаться стопроцентно независимым продолжением, несмотря на то что на исходнике она базируется более чем прочно. Это по идее. На деле же, одолев, по причине сильного голодания, полтора десятка миссий за один прием, я замер перед победным кадром — милой сценкой из криминальной хроники. Это было даже не дежа-вю… Просто показалось, что время рвануло вспять, в ускоренном режиме отмотав года полтора, и я снова одолел-таки после долгой ночи проклятую миссию Fire Walk, где эти ублюдки в бронежилетах пытались смыться с территории базы на “Хаммере”.

Тень шестерки

Нет, я вовсе не хочу сказать, что первый и последний спецназовские боевики Red Storm — это одно и то же. У “Хаммера” не спускали с шипением камеры, не разлеталось лобовое стекло, не падал на руль водитель с разнесенным черепом. Мелочи, небольшие, но выразительные детали — вот то, что отличает новую картинку. В Rogue Spear хватает миссий, и на этой длинной и трудной дороге причудливо переплелись знакомые до боли и пугающе необычные, старомодные и новехонькие. Там есть и твердый R6 — в простых и незамысловатых заданиях по штурму и проникновению, и кое-что из лучших моментов Eagle Watch — в изощренных затяжных спасательных миссиях, и собственно Rogue Spear — жестокие штурмовые задания, война на уничтожение, где в ход идут только последние смертоубийственные разработки. С другой стороны, никто не мешает вам использовать, к примеру, предназначенные исключительно для последних операций снайперские и новые штурмовые винтовки где угодно и как угодно, превращая сражения в этакое столкновение города и деревни. Взять хотя бы пражский оперный театр, где, взгромоздившись на балкон… Но, кажется, мы уже углубились в изучение миссий как таковых.

Консерватория, суд, Сибирь

Да, Rogue Spear — как последний патрон. Заданий старого склада больше, чем хотелось бы. Сходу пробивают разве что Косово, штурм ядерного бункера в Мурманске, налет на “малину” под Смоленском и пара сибирских миссий. Это, знаете ли, нечто. Чуть-чуть похоже на H&D, в чем-то даже и на Delta Force, и в то же время наше, родное, имени дедушки Клэнси. По той же ярко выраженной русской теме видно. К слову сказать, наши мафиози и парни в Косово выражаются… Сквернословят, в общем. Получи, кричат, сука…

Городские развалины в легком тумане под депрессивным дождем. Качественные такие развалины, со сгоревшим танком на перекошенной улочке, кривыми зазубренными остатками верхних этажей, пожилой часовней с провалившейся крышей. Никогда не думал, что окажусь посреди уличного боя со стареньким MP5A4 в руках. Напарников, правда, целая толпа — семь человек, знакомые нескладные фигуры в камуфляже. Но оружие в руках необычное, и черные шлемофоны видны. Все приказы и действия натурально руками показывают, не выпендриваются. Первая группа — на позицию. Убили часовых в арке, рванули через улицу… Четыре раза, с короткими интервалами, грохнула винтовка откуда-то из черных провалов выбитых окон, и последний напарник, простреленный навылет, вскрикнул, выпустив изо рта облачко пара. Мое первое знакомство со вражеским снайпером оказалось коротким. Мир перевернулся, осталось черное небо и падающий в самую душу дождь, скорбные слезы войны.

Развалины в Косово и бетонные бункеры с узкими бойницами — угодья снайперов. Правило простое: один выстрел — один труп. Винтовка грохочет из ниоткуда, после попадания не встают. Делаем выводы.

“Они зашли и стали стрелять. И стреляли, пока не перестреляли всех”, как говорил один персонаж из “Настоящей любви”. Налеты, штурмы, рейды — да как хотите, собственно, — идут за номером два. Жуткая хевра разнокалиберно оснащенной охраны ведет кровавый бой с двумя группами в белых маскхалатах, со штурмовыми винтовками Enfield и Styer. А знали бы вы, как грохочет этот самый Styer… Никаких заложников, никаких бомб. Просто побоище, война до конца, до последней крови.

Это как бы крайности, наиболее нестандартные и непривычные проявления. Но изящные поделки есть и среди основной массы практически рутинных миссий. Один из самых разрекламированных эпизодов — спасение заложников на огромном авиалайнере в Брюсселе. Очень красивый штрих: основную ударную группу пускаем через взлетное поле под прикрытием бензовоза. Снайперы же в это время с поросшего травой пригорка берут на прицел открытый люк. Или спуск с крыши на телестанцию в Париже — кругом бритоголовые террористы в кожаных куртках, уважающие исключительно дробовики Benelly M1T12. Открываем дверцу — ша-а-арах оттуда картечью! Эх, и грамотно же они держат коридор, укрывшись за боковыми выступами стен!

Да возьмем хотя бы голубую мечту Коли Радовского — славный город Питер-на-Неве. Правда, приходится бултыхаться в странной зеленоватой субстанции, штурмуя заржавленные коробки каких-то там доков, но все равно воспоминания о не спецназовских веселых летних деньках греют душу. Да… Ладно, вообще-то, речь шла о короткой и яростной схватке в гараже — пятеро заказанных нам бандитов против четверых бойцов; от ее исхода, собственно, зависит итог всего дела. Если всех не перестрелять — пройдут по трупам и уедут. Оттого и рекомендую что-нибудь смертоносное и скорострельное. Неэстетичный UMP 45-го калибра, к примеру, или знакомый ветеранам H-L штурмовой дробовик SPAS-12.

Мертвая хватка

Да много еще всего веселого есть, если честно. Ведь сражения все-таки не шахматные задачи, ход боя практически непредсказуем, и чем все кончится, никто не знает до самой последней секунды. То, что было в R6, никуда не делось и в RS. Руки ходят ходуном после нечеловеческого напряжения, концентрации сил; еще не можешь поверить, что победил, но уже ныряешь вперед головой в следующую головокружительную схватку. Есть, есть все же упоение в бою, как и в старые добрые времена!..

Не хотелось бы никого отвлекать от святого дела сверх необходимого — в принципе, вся сущность Rogue Spear вполне уместилась в этой лаконичной поэтической формуле. Но я же вот терплю, не жалуюсь… Успеется и на Ace поиграть, а нам еще есть о чем поговорить.

Сколько бы миссий ни сочинили искусники из Red Storm, все равно они, задания, обладают пакостной особенностью трагически и безвременно кончаться. А на наркотик открытого боя уже подсел капитально, число доз в день падать не должно, иначе муки становятся невыносимыми. Остается либо перетерпеть ломку и уйти на пенсию в Jagged Alliance 2, либо изобрести что-то новенькое — вроде отстрела плохих парней в одиночку а-ля классический FPS (примитивный вариант) или уничтожения всего живого с отключенными условиями победы (наш случай). И сердце Red Storm не выдержало. Отныне и навсегда, всем пороховым наркоманам мира посвящается… Terrorist Hunt и Lone Wolf. Охота на террористов и одиночная игра на выживание, заодно с редактором миссий.

И TH, и LW осуществляются на любой пройденной карте. С первым все ясно — убьем их! Убьем их всех! А LW — очень любопытная штука. Врагов просто невероятно много, расположение варьируется случайным образом. Приканчивать все и вся нет нужды, достаточно лишь добраться до зоны эвакуации. Слышите? Это ведь тоже охота… Кстати, кстати — а я говорил, насколько крут теперь у террористов интеллект? Именно на уровне тактического мышления? В общем, они делают все, все что нужно и как нужно. Обходят, догоняют, окружают, лезут со всех сторон… Здесь можно держать круговую оборону! Раньше серьезно обороняться можно было только в зале под Big Ben’ом на уровне сложности Ace. А теперь — где хочешь, когда хочешь. Усердствуют до такой степени, что разбивают витражные окна и вылезают наружу, дабы атаковать с тыла. Или прыгают с винтовой лестницы и… разбиваются.

Двадцать семь видов смерти

Чувствуете, как долго я терпел? В Red Storm, кажется, поклялись раз и навсегда не повторять прежних ошибок и увеличили арсенал до неимоверных, непристойных размеров. Девятнадцать тяжелых случаев, восемь легких. Плюс еще разные виды боеприпасов: для пистолетов и пистолетов-пулеметов, снайперских и штурмовых винтовок их по два — FMJ (Full Metal Jacket) и JHP (Jacketed Hollow Point). Полностью оболочечные пули и оболочечные экспансивные. Эффект заметен невооруженным глазом — от экспансивных в мертвых телах остаются во-о-от такие кровавые раны. А след оболочечных вообще не виден, и это правильно.

К слову, в RS здорово сделаны пуленепробиваемые стекла. Выстрелы из пистолетов они выдерживают, от одиночных из винтовок исходят трещинами, а после длинной очереди от пуленепробиваемости остается одно название. Про сквозные ранения из снайперских винтовок я рассказывал в “Первом-взгляде”, но вот свежая зарисовка: пуля из Barret M82A1 (калибр 9,50 “Браунинг”, если кто забыл) прошивает два стекла повышенной прочности, правую руку клиента, туловище, левую руку клиента и застревает в стене. Раневой канал экспансивной пули отследить нетрудно.

Благодаря неимоверным баллистическим усилиям и работе с прицельными сетками, каждый вид оружия заимел абсолютно уникальный стиль работы. Пистолеты в R6 были безобидными “стукалками”. Здесь же HK 45SD стал основным рабочим инструментом. Невероятно, но факт. Абсолютно бесшумный и надежный пистолет, одной пули из которого хватает, чтобы обезвредить противника, невзирая на бронежилет. Кроме того, точно не пришибет никого позади клиента. В помещениях ничего лучше и пожелать нельзя, потому как верный HK MP5SD5 почти не котируется. Во-первых, есть куда более эффективный UMP45 (или хотя бы HK MP510SD), а во-вторых, пистолеты-пулеметы в RS — вообще порядочная дрянь. Единственное их достоинство — возможность работы с движения на средней дистанции. На большой попасть невозможно из-за жуткого разброса. Раньше панацеей был полуавтоматический режим стрельбы, а теперь, в угоду реализму, его оставили только на 25-за-рядном UMP. Знаете, 45-й — все же не калибр для пистолета-пулемета, как бы он ни раскалывал головы.

Три снайперские винтовки — явный перебор. Ну, допустим, Barret для войны, короткий Walther WA2000 — для стрельбы с балкона оперы и тому подобных штучек. А куда девать средненькую во всех отношениях PSG-1? Раз уж заговорили — о снайперах вообще. Для них есть две дополнительные команды — одна в приказах ROE, одна в Go-Codes, Snipe и Sniper соответственно. Первой бойцам задается снайперский режим: перестав бегать с пистолетом, товарищ усаживается на землю в позе лотоса и начинает медитировать в тщетной надежде погасить отдачу Barret. Второй код дает снайперу зеленый свет. То есть в той же ситуации с авиалайнером “Аолин Эйрлайнз” просто выводим человечка на цель, ставим на снайперский режим и спокойненько занимаемся другими делами. В момент штурма даем отмашку, и гад в люке валится с простреленной головой, усиливая общую панику.

Штурмового барахла очень много. Steyr AUG — невозможно попасть с движения, карабин M4 — только автоматический режим, позавчерашний M-16 А2 — только полуавтоматический. Есть дедушкина M14, обе HK из Eagle Watch, но это все не то, не то… Enfield L85A1 — вот оружие победы! Везде, где не требуется глушитель, смело хватайте за жабры данную английскую верноподданную. Изумительная вещица и по интенсивности огня, и по точности. В случае с “нашими”, экипированными L85, и расхватавшей что попало охраной очень новой и очень русской виллы (эдакий небольшой готический замок с задымленной сауной и тигриными шкурами на полу) потери в открытом бою составили: двое раненых против 22-х убитых. Дедуля Прайс, кстати, по возрасту получил M14 и — что бы вы думали? — через стекло словил полпорции картечи в спину.

Последний патрон

И опять о деталях, малозаметных, но очень правильных. Дробовики перезаряжаются щелчками по одному патрону — точно как в H-L. Взорванные гранаты оставляют медленно оседающую дымную завесу, а осколки лопнувших стекол летят по красивым траекториям. После звездной вспышки “флэшбэнга” остаются гул в ушах и синий след на сетчатке. Пулевые пробоины и отпечатки ботинок на снегу — без ограничений. По отдельности они не значат ничего, но вместе… Посмертная маска реальности, помните? Чуть-чуть, быть может, не хватает оригинальности, да и шока того уже не вызывает. Но в остальном — как в старые добрые времена…

Like this post? Please share to your friends: